Народные сказки

Авторские сказки

Поиск по сайту

Сироты

Кхмерская сказка

Жил когда-то один человек. Жена у него умерла, и остался он с двумя сыновьями. Человек этот кормился тем, что ставил бамбуковые верши, ловил рыбу и продавал ее на базаре.
Когда он уходил в лес рубить бамбук и плести верши, то всегда брал с собой старшего сына, а младшего оставлял присматривать за домом. Младшему сыну очень хотелось узнать, как отец плетет верши. Вот он и попросился однажды с отцом в лес. Отец согласился, и они отправились втроем.
Пришли они в лес, стал отец бамбук подходящий выбирать, рубить его, стволы щепить, верши мастерить. Сколько старший сын с отцом ни ходил, ничему не научился, все об обеде думал. А у младшего сына был совсем другой нрав: усердно перенимал он отцовскую сноровку, во все глаза глядел — и какой бамбук отец выбирает, и как его рубит, и как щепу дерет, и как вершу плетет, как ее ставит, и как вынимает, и как рыбу жарит — все старался запомнить.
Прошло много времени. Заболел отец и помер. Остались два брата круглыми сиротами, некому о них позаботиться. Обнищали они вконец. Вот младший брат и говорит старшему:
— Брат мой, покуда отец был жив, не знали мы ни забот, ни печали. Но отец умер, а мы еще малы, сами зарабатывать не можем. И к соседям не наймешься — не возьмут нас! Что ты думаешь делать, брат? Ведь риса у нас осталось только на вечер. Завтра утром нечего нам будет есть. А милостыню просить стыдно. Это не по мне;!
— Почему же это стыдно? — удивился старший брат.
— Не калека я, руки и ноги целы, голова на плечах...
— Ну конечно, руки и ноги у нас есть, голова — тоже. Так ведь мы еще малы! Тяжести таскать, деревья корчевать, лес рубить — разве это дело про нас?
— Так что из того? Вспомнить бы нам, брат, об отцовском ремесле.
— Сказать по правде,— отвечал старший,— не учился я отцову ремеслу и ничего не запомнил. Не знаю, как вершу мастерить, как ее ставить. Вот жарить рыбу умею, но ведь ее надо сперва поймать! Нет, лучше и не думай об этом! Пойдем просить милостыню! Таким малышам, как ты да я, нечего стыдиться!
— Нет, брат,— возразил младший,— не хочу я попрошайничать, и не по нутру мне прислуживать богачам! Кто у нас в роду побирался? Кто из наших предков был рабочей скотиной на чужом дворе? Нет, никому я не позволю помыкать собою. Люди подают милостыню с презрением, а слуги для богачей — хуже собаки. Ты только представь себе свиные глаза хозяина! День-деньской измывается он над слугами, день-деньской изводит их черной работой. От его кулаков и брани не спрячешься. Не забывай: и добрый и злой человек с обидным снисхождением бросают тебе кусок, да и ты унижаешься, протягивая руку за подаянием. Его рука дает, а твоя берет. У всех людей есть руки, у всех людей есть рты. Почему же у одних руки осквернены позором попрошайничества, а у других чисты? Чем наши руки хуже других? Разве я не прав, брат?
— Если бы ты хоть отцовское ремесло знал!
— О, об этом не беспокойся. Я запомнил все. Нам не придется побираться и кланяться богатеям. Не придется унижаться! Отец оставил нам главное — нож для рубки бамбука. На пропитание мы заработаем, а больше нам ничего не нужно. Не вешай голову!
— Ну что ж, давай попробуем...
Младшему брату все оказалось под силу. Братья зажили безбедно. Они мастерили верши, ловили рыбу. Часть добычи продавали и покупали рис и соль.
Как-то задумался младший брат: «Наш отец умел только рыбу ловить. А почему бы не ловить зверя? Ведь в лесу водятся и вепри, и олени, и косули». И говорит он старшему брату:
— Может, нам охотой заняться? Поймаем вепря или оленя, будет у нас вдоволь мяса.
Согласился старший брат. Понял он, что младший брат и отцовское ремесло постиг, и смекалист в придачу. Решили они отправиться подальше в лес, где зверей больше. Шли, шли лесом и зашли уже далеко. Тут старшему брату захотелось пить, он и говорит:
— Брат, мне пить хочется.
— Когда отец хотел пить, он находил сырое место, рыл ямку и ждал, пока в ней соберется вода.
— У меня нет сил рыть ямку, устал я.
— Давай пройдем еще немного. Кажется мне, что неподалеку вода.
И правда, прошли они совсем немного, и перед ними оказался прекрасный лесной пруд. Братья напились вволю, снова в путь двинулись и наконец забрели в такой глухой лес, где и человеческая нога не ступала. Младший брат и говорит:
— Остановимся здесь! Жить будем на дереве, чтобы нас не достали дикие звери, а на земле поставим ловушку. Пищи нам надолго хватит.
Соорудил младший брат шалаш на дереве, оставил там старшего брата, а сам пошел ловушку ставить. Сначала он нарезал бамбук и окопал лес вокруг своего убежища, только узкий проход оставил, потом стал мастерить хитрую ловушку. Когда ловушка была готова, он положил в нее рыбу для приманки.
Вот идет по лесу могучий вепрь. Ничего ему не страшно. Почуял он рыбу, бросился к ней и угодил в ловушку. Бился-бился вепрь, не смог вырваться. Вытащили братья зверя из ловушки, стали обед готовить. Только тут заметили они, что кремень совсем истерся. Приуныл старший брат. Но младший хорошо помнил, как поступал в таких случаях отец. Разыскал он две сухие бамбуковые щепки, принялся тереть их друг о друга, огонь и загорелся. Изжарили они мясо и вкусно пообедали.
Долго братья жили в лесу, ни в чем не нуждались. Бродили вокруг их жилья и вепри, и олени, и косули, и дикие слоны. Как-то раз младший брат увидел огромного слона без бивней и говорит старшему брату:
— Брат, ходит тут слон, вот бы нам его поймать! Давай смастерим ловушку!
— Что ты! Слон разнесет любую ловушку в щепки, а потом так разозлится, что и нас не пощадит. Слонов лучше не трогать.
— Нет, я все-таки попробую его поймать.
Соорудил младший брат большую ловушку на тропе, где каждый день проходил слон.
Ночью шел слон своей дорогой и рассуждал хвастливо:
— Мой это лес! Нет тут никого сильнее меня! Все меня боятся, а я никого.
И, конечно, угодил прямо в ловушку, поставленную младшим братом. Поднялся в лесу страшный рев. Но сколько ни ревел слон, сколько ни метался, вырваться не смог.
Слезли братья со своего дерева, разделали слоновью тушу, развели костер, свежее мясо жарят. Вкусный запах разнесся по всему лесу и защекотал ноздри короля якков*.
— Ого-го! — загремел якк.— Сегодня в лесу отменно пахнет. Кто это там жарит мясо? Слетаю-ка я посмотрю, кто бы это мог быть. Вдруг и мне на обед хватит! Уж больно вкусно пахнет! От-беру-ка я это мясо и съем!
Схватил якк алмазную палицу и взвился в воздух. Прилетел к костру и видит: два мальчика жарят слона.
«Вот это да! — подумал якк.— Сегодня мне просто везет. Не только обед, но и закуска есть. С чего же мне начать? Слона съем — мальчишки убегут. Мальчишек съем -— чем освежить рот после жареного? Съем я все-таки сначала слона. Никуда мальчишки не денутся».
Подскочил якк к костру и зарычал:
— Хыр, хыр, откуда вас принесло? А ну проваливайте! Старший брат так и обмер от ужаса. Он сразу догадался, что
перед ним якк. Точно так про них старики рассказывали: великан великаном, из пасти клыки торчат, и рвет ими страшилище людей в клочья! Язык у парня от страха отнялся. А младший брат подумал: «Откуда это взялось такое странное существо? Здоровенный верзила, зубы большие и белые, словно начищенная лопата, глаза злющие, как у совы, лицо бугристое, как у жабы, туловище словно у крокодила, голос хриплый и громкий, густые усы и борода, словно у черта. Ну погоди! Не поздоровится тебе! Посмей только съесть нашего слона!»
Отошли мальчики в сторону и стали глядеть, как якк пожирает слоновье мясо. Младший брат очень рассердился, но не проронил ни слова. Задумал он расправиться с незваным гостем. А тем временем якк доел всего слона и, облизываясь, прорычал:
— Хыр-хыр! Как это вы, мурашки несчастные, умудрились поймать и изжарить такого жирного и вкусного слона?
Младший брат как будто ждал этого вопроса. Он тут же ответил:
— Вы ешьте себе, а как слонов ловить, это не вашего ума дело!
— Как ты смеешь грубить мне! Вот сейчас проглочу тебя с потрохами!
И якк угрожающе сверкнул своими глазищами. Младший брат сделал вид, что испугался, и покорным голосом сказал:
— Этого слона я поймал в ловушку.
— Ты что ж, слонов ловишь? — недоверчиво переспросил якк.— Такого быть не может! Ты лжешь мне, дрянной мальчишка,— зарычал он снова.— Давай говори правду, где достал слона, а не то я тебя проглочу!
— Разве смею я вас обманывать? Коли не верите, убедитесь сами!
— Неужто ты и вправду делаешь ловушки? — все еще недоверчиво пробурчал якк.
— Да.
— Ишь ты какой смышленый! А ну покажи мне свою ловушку!
— Вот она! Войдите в нее и все осмотрите.
Якк презрительно усмехнулся: «Тоже мне ловушка! Шевельну мизинцем — в щепки все разлетится!»
Просунул якк голову в ловушку и влез в нее. Стиснула его ловушка, тонкими прочными лианами опутало всего. Взревел якк от боли и гнева, стал рваться и метаться, но видит, силой не вырваться. Убедился якк, что ловушка и впрямь на славу сделана: не только слона, но и могучего якка удержит. Тогда захныкал он:
— Не губите меня, отпустите на волю, я и так уже тяжко наказан...
Услыхал младший брат, что чудовище о пощаде молит, взял большой нож, подошел к якку и говорит:
— Ага, вот ты как теперь поешь! А кто слона нашего сожрал и нас собирался?! Ну вот что, надоело мне тебя слушать, да и проголодался я очень. Пришла пора твоей печенью полакомиться. А ну, брат, ступай выруби вертел потолще. Сейчас мы поджарим этого разбойника.
А старший брат от страха трясется, слова вымолвить не может. Понял младший брат, что старший трусит, и говорит:
— Вижу, брат, не терпится тебе мясца этого якка отведать. Даже дрожишь весь от нетерпения. Но уж потерпи малость! Не есть же печенку сырой. Надо бы ее зажарить.
От таких слов у якка душа в пятки ушла. Заныл он еще жалобнее:
— О мои добрые повелители! Пожалейте меня, не губите меня, и я вас щедро отблагодарю. Подарю вам волшебный платок, только отпустите меня на свободу. Ведь я король якков! Погубите вы меня — и погибнет все мое королевство, бесприютными сиротами останутся жена и дети.
— А какой нам прок от твоего волшебного платка? — удивился младший брат.
— Взмахнете платком, и появится перед вами все, чего ни пожелаете. А взмахнете еще раз, и все пропадет.
— А ты не обманываешь нас? — спрашивает младший брат. Стал, якк клясться, что не лжет. Только младший брат все
не верит ему:
— Врешь ты, якк, провести нас хочешь.
— Нет, о мой повелитель, я говорю правду.
— А если ты обманешь нас, что мы будем делать? Не верю я тебе. Ведь ты король. Все вы, короли, хитрые. Окажешься на свободе, соберешь свое войско и пойдешь против нас войной... Эй, брат, бери нож, режь якку брюхо. Поджарим печень и славно пообедаем. А то оголодал я совсем.
Старший брат трясется от страха, а якк ничего не замечает, ничего не слышит, кроме слов младшего брата, и смертельный ужас терзает его.
— Не губите меня! — кричит якк.— Повелитель мой, отдаю вам свой трон и все свое,королевство. Только пощадите меня, отпустите к жене и детям! Верой и правдой служить вам буду, от любой напасти уберегу.
— Ладно, простим тебя. А в каком королевстве ты король? И как найти туда дорогу?
— О повелитель мой, до моего королевства добраться нетрудно. Только отпустите меня. По всей дороге до самого королевства я сделаю отметки, по которым вы туда легко доберетесь.
— Это какие еще отметки?
— Наломаю свежих веток и буду все время кидать их на дорогу. Так вы узнаете путь в мое королевство.
Освободили братья якка. Низко им поклонился якк и тут же принялся за дело: стал ветки ломать и устилать ими дорогу.
А когда вернулся якк в свой дворец, созвал он всех главных сановников, стражей всех семи дворцовых ворот и объявил:
— Завтра здесь объявятся два мальчика — хотят они захватить мой престол. Не пускать их во дворец! Не вздумайте только убить их! Уж так они сильны, так сильны! Повелеваю вам преградить им путь, а уж если они не испугаются, открывайте ворота, пусть войдут во дворец.
Сказал так якк и завалился спать, захрапел так, что земля задрожала.
Тем временем братья подходили к королевству якков. Встретила их многочисленная королевская стража. Старший брат, как увидел, до того испугался, что рассудка чуть не лишился. А младший брат, чтобы придать ему храбрости, знай приговаривает:
— Эй, брат, чешутся у тебя руки, подмывает тебя разорвать в клочья этих безобидных якков. Не обижай их, пожалуйста. Я понимаю, тебе трудно сдержаться, но ты уж пожалей их, они и так тебя до смерти боятся.
Услыхали якки такие слова и вправду до смерти перепугались.
Даже пикнуть не посмели, не то что рев поднять. Так и пропустили мальчиков через все семь ворот.
Вошли братья во дворец, добрались до королевской спальни, откуда доносился громкий храп, и увидели: спит король якков на роскошном ложе. А подле его ложа, подогнув ноги, сидят служанки: сто служанок слева, сто служанок справа. При виде стольких якков старший брат опять задрожал от страха. А младший брат крикнул:
— Эй, якк, вставай! Мы уже здесь!
Вскочил якк, увидел тех, кто осилил его, и поклонился им до земли. Потом крикнул служанкам, чтобы разослали гонцов, созвали во дворец всех сановников, всех министров, всех ученых, всех поэтов. Когда все были в сборе, король якков объявил:
— Кланяйтесь в ноги этим двум властителям, любите их и жалуйте, как меня. Я передаю им свой трон и свое королевство. Всех моих подданных осенит милость новых могущественных повелителей. Служите им верой и правдой.
Младший брат отказался от престола: он считал, что королем подобает быть только старшему брату.
Когда мальчики выросли, женились они на прекрасных дочерях старого короля якков и долго жили дружно и мирно.

Вот и сказке Сироты конец, а кто слушал - молодец!
Закладки:
Хотите оставить комментарий? Добавьте сказку в закладки любой социальной сети

Категория: Сказки народов Азии
Предыдущая сказка: Две девочки
Следующая сказка: Как вороне не удалось кузнечика склевать


Комментировать

Для комментирования нужно добавить сказку в закладки любой социальной сети


Комментарии

Аватар рокси, 26 сен 2012, 16:40
то что надо для реферата
Аватар оля, 26 сен 2012, 16:40
супер